Как найти свой путь в жизни?

Как найти свой путь в жизни?

Мы читаем книги, проинформированы о хорошем кинематографе, ходим на фестивали документальных лент и короткого метра, путешествуем по стране и миру, слушаем хорошую музыку и думаем, что разбираемся в современном искусстве. Но почему-то мы завидуем себе n-летней давности? Потому что во всем том далеком и неразвитом мы знали одно — кем хотим быть, когда вырастем.

Когда тебе 22, и ты заканчиваешь университет в этом прекрасном мире бесконечных возможностей, ты оказываешься перед абсолютным непониманием, что делать дальше со своей жизнью. Потому что это ровно тот момент, где обрывается предопределенная традиционная траектория движения «школа-университет». Конечно, есть шанс отсрочить этот момент и пополнить ряды и без того несовершенной «науки», поступив в аспирантуру. Но, допустим, есть достаточно мужества, чтобы признаться себе в том, что быть ученым — это меньшее, к чему ты пригоден в жизни. Поэтому как быть дальше?

Мы — поколение, которое до сих пор думает, чем оно будет заниматься, когда вырастет, хотя на самом деле уже давно выросло. Мы перенасыщены информацией о возможностях, наслышаны лекций о тайм-менеджменте, начитанные статей о борьбе с прокрастинацией и достижении своих целей. Нас звали уходить из университета, начинать свой «стартап» и заниматься всю жизнь только любимым делом. Вся проблема в том, что мы не имеем ни малейшего представления о том, какое дело любимое. И гараж наших родителей может быть непригодным к тому, чтобы собирать там компьютер.

Почему это нормально — не знать, чего ты хочешь? Мы пока ничего стоящего не достигли, но все равно страшно спешим и мало спим. Мы все делаем в спешке — смотрим фильмы или читаем книги — в них мы больше не рефлексирует так тщательно, как раньше. У нас просто нет на это времени. Потому что за нами еще гора других книг и хороших режиссеров, нужно перечитать и пересмотреть соответственно, чтобы быть в теме.

И ни одна книга больше не делает у нас революций. Как это было раньше — когда готов идти переворачивать столы в храме или возглавлять национально-освободительную войну. Мы становимся циничными, и ничего больше нас не трогает по-настоящему.

Нам хочется быть везде. Нам надо чем-то забить строки в своем резюме: школы, конференции, тренинги, несколько онлайн-курсов, несколько загадочных слов в графе «интересы». В будущем — обязательно грант или стипендия на два-три года где-то за границей.

Мы знаем, что следует писать в аппликационных заявках, чтобы тебя отобрали. Наши FB-страницы давно уже не персональные — это выставка достижений народного хозяйства: посетили, послушали, поели, покатались, поднялись, открыли, достигли, сфотографировались, получили, познакомились, позанимались спортом.

Мы прекращаем писать личные дневники с присущей только им степенью открытости и свободы от страха быть публично освистанными за обнародованное. Мы обязаны хотеть чего-то общественно легитимного. И все время нам кажется, что мы далеки от этого и никогда ничего не добьемся.

Почему это нормально — не знать, чего ты хочешь? Когда мы были максималистами и точно знали, где лежит граница между черным и белым, были убеждены в силе слова «никогда» и знали, чем таким «осмысленным» стоит заниматься в жизни. Или чем неосмысленным точно не стоит. Мы делили людей на интересных и неинтересных, хороших и плохих, а потом выросли и научились быть толерантными. Мы настолько увлеклись в том, чтобы пробовать мыслить так, как Другой, чтобы понять Другого, что во всем этом потеряли себя.

Мы захлебываемся в доступе к хорошо сверстанным статьям и ярким лекциям. Мы думаем, что вот, перечитаем их все и начнем жить. Но не начинаем. Поскольку в завтрашнем дайджесте приходят новые, которые снова надо перечитать, чтобы уж наверняка стать готовым. На нас сыплются чьи-то мотивационные видео-блоги, которые убеждают нас в том, что формат 20-минутных выступлений сделает нас способными к распространению озвученных в них идей.

Люди делятся на два типа: те, кто слушают, и те, кто выступают. Большая часть первых так и останется в своей категории. Потому что часто наше стремление состояться обусловлено элементарным желанием «не быть»: не возвращаться к своему провинциальному городу, несмотря на имеющееся жилье и очевидные бонусы от родителей, не терять приобретенной среды, не разочаровать кого-то, кто возлагает на тебя слишком большие надежды.

Поэтому мы бесконечно культивируем потребность в мотивации, которая обрекает нас на то, что весь свой ресурс мы будем тратить на ее постоянную подпитку, вместо того, чтобы собраться и начать делать хоть что-то.

Почему это нормально — не знать, чего ты хочешь? Почему нам так страшно, что мы не сможем поддержать разговор, что кто-то посчитает нас недостаточно образованными. Жиль Делез в «Алфавите» как-то честно признался, что он не помнит и половины того, о чем когда-то писал или говорил. Потому что все это было результатом длительного исследования, память о деталях которого имеет способность затираться со временем. А потом он рассказал о своем скептическом отношении к публичным интеллектуалам, которые не пропускают открытия ни одной выставки, посещают все художественные тусовки и готовы вести диалог с каждым.

Поверхностность и попытки быть везде и со всеми — вот о чем на самом деле следует беспокоиться в современном мире.

Это нормально — не знать, чего ты хочешь. Не следует отчаиваться и бросаться в разные стороны, нигде не останавливаясь надолго. Нас часто раздражают и парализуют вопросы типа «кем вы себя видите через 5 лет?». Они потом заставляют сомневаться во всех начинаниях, ты должен все время подвергать их верификации на (не) соответствие эфемерной 5-летней цели.

Это хорошо — не видать перед собой этого ответа. Главное — начинать что-то делать без страха, что определенный тобой вектор — окончательный и неизменный.

Поделиться

Андрей Васильевич

Редактор и автор портала communalcity.info

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *